2 И идр уг подняв правую ногу, он с дикою злобою бросился их топтать каблуком, восклицая и
 задыхаясь с каждым ударом ног». — Вот ваши деиьги-с! Вот ваши деньги-с! Вот ваши деньги-с! Вот ваши деньги-с! — вдруг он отскочил назад и выпрямился перед Алешей. Весь вид его изобразил собой неизъяснимую гордость. — Доложите пославшим вас, что мочалка чести своей не продает-с! — вскричав он, простирая на воздух руку. Затем быстро повернулся и бросился бежать]по он не пробежал и пяти шагов, как, весь повернувшись опять, вдруг сделал Алеше ручкой. Но и опять, не пробежав пяти шагов, он в последний уже раз обернулся, на этот раз без искривленного смеха в лице, а напротив, все оно сотрясаюсь слезами. Плачущею, срывающеюся, захлебывающейся скороговоркой прокричал он: — А что ж бы я моему мальчику-то сказал, если б у вас деньги за позор наш взял? — и, проговорив это, бросился бежать, на сей раз уже не оборачиваясь. Алеша глядел ему вслед с
 невыразимой грустью. О, он понимал, что тот до последнего мгновения сам не ян ал, что скомкает и швырнет кредитки. Бежавший ни разу не обернулся, так и знал Алеша, что не обернется. Преследовать и звать его он не захотел, он знал почему. Когда же тот исчез из виду, Алеша поднял обе кредитки. <...> Разгладив, он сложил их, сунул в карман и пошел к Катерине Ивановне докладывать обуспехе ее поручения.»19
В этой сцене, столь ярко описанной классиком русской литературы, почти отсутствуют описания состояний сознания ее участников, а характер и душевные переживания штабс-капитана Снегирепа раскрываются великим психологом Достоевским практически исключительно при помощи описания внешней картины его поведения или, выражаясь языком бихевиоризма, фактов поведения. Приведенный короткий отрывок содержит в себе описание вегетативных реакций (побледнение), активности желез внешней секреции (появление на лице слез), особенностей взгляда (взгляд в упор, прикованный взгляд, неотрывный взгляд), мимики и общего выражения лица (скривившийся на левую сторону рот, прищуренный глаз, исступленное лицо, жалкая улыбка, выражение неизъяснимой гордости, вытянутые губы), пантомимики, жестикуляции, отдельных действий (вытянутая шея, прерывистый бег. неожиданные повороты, поднятая с зажатыми кредитками рука, топтание с дикой злобой кредиток), интонации (срывающаяся речь, быстрый и твердыii шепот, взвизгивание, плачущая и захлебывающаяся скороговорка). Все эти внешние, доступные невооруженному глазу информативные признаки поведения ярко и выпукло отражают состояние персонажа, особенности его характера и личности. Уже в этом эпизоде штабс-капитан Снегирев предстает как натура слабохарактерная, ранимая и чувствительная. Образ Снегирева создает впечатление эмоционально неустойчивого человека с крайне уязвленным самосознанием, забитого, раздражительного, зависимого, ведомого и непоследовательного. В то же время мы видим, что в душе этого маленького человека еще осталось место для элементарной человеческой гордости, хотя бы и выражающейся в такой карикатурной форме. О том, как точно поведение Снегирева передает его внутреннее состояние, о борьбе мотивов, которая развернулась в его душе, не стоит, в силу очевидности этого, даже и говорить. Вот эти самые информативные признаки поведения, по меткому выражению Гипиенрейтер «говорящие психологическим языком», бихевиористы, казалось бы, и должны были сделать предметом своего научного интереса. Однако основоположники бихевиоризма в своем стремлении к максимальной научной объективности в значительной степени обеднили содержание этого направления. Не принимая в расчет описанные выше тонкие поведенческие проявления, Уотсон определил поведение исеголишь как систему реакций, т. е. систему внешних (доступных объективной регистрации) закономерных ответов организма человека или животного, осуществляющихся при участии нервной системы и вызванных каким-либо внешним воздействием. При этом любое внешнее воздействие стало обознам
158